вторник, 17 февраля 2015 г.

Метаморфозы профессии



  Недавно в беседе с другом всплыл пренеприятнейший термин "профессиональная деформация". Борьба с ней занимает немало времени, ведь зачастую подобные метаморфозы серьезно мешают в работе. Я тут (благо очередная простуда щедро снабдила меня свободным временем) села и задумалась: а что изменилось во мне, и надо ли это исправлять?


   Любой психолог, и это начинается с третьего курса как минимум, начинает видеть мир иначе. Как автомеханик, оценивающий марку, год выпуска и пробег любой колымаги на рефлекторном уровне, психолог общаясь с человеком, подмечает тысячу мелочей, неразличимых взгляду какого-нибудь химика. Использование тех или иных фраз, поза, мимика, болезненные для визави темы - все прочно отпечатывается где-то внутри. А уж какое обширное поле для изысканий открывается среди знакомых теперь, когда ты, уже опытный студент =), понимаешь как все особенности стиля воспитания, положение человека в семье, детские обиды и горечи формируют взрослого человека, лепят из миллионов вариантов тот, что в итоге стоит перед тобой. Ух! 


  Думаю, это навсегда. До конца жизни ты будешь в считанные секунды раскладывать по полочкам семейную ситуацию злобной тетки, которая не только толкнула тебя в метро, но еще и наорала впридачу, очередного закомплексованного пикапера, который прямо на остановке автобуса попытался соблазнить тебя, используя нехитрые НЛП-технологии, ну, и разумеется, маститые профессора, еще вчера казавшиеся чистой воды шаманами и волшебниками, тоже не избегут твоего оценивающего взгляда. Гыгыгы...


   А вот журналистская практика поломала во мне одну очень важную вещь - умение лить воду по делу и без, притом в любых количествах (хорошо, что я сперва закончила универ, расправившись со всеми рефератами, курсовыми и дипломом впридачу ) =))). Графоманом я никогда не была, но на любую заданную тему всегда могла при нужде или желании накропать текст практически любого объема. А дальше... Мне очень повезло - в первой же моей газете работало множество настоящих профессионалов, которые быстренько мне объяснили: писать многословно и ни о чем может каждый второй, а вот лаконично и емко изложить информацию  - прямая обязанность журналиста. Училась я всегда быстро. Казалось бы - сплошной плюс. Фигушки! В те редкие моменты, когда текст должен быть побольше, а содержательности там кот наплакал, начинаешь невольно сдавленно материться. Кстати, сказывается это и на устной речи - бесконечно завидую преподам, которые могут повторять студентам одно и то же, лекциями напролет, нисколько не затрудняясь. И как же муторно, когда ты только что изложил суть темы в течение пяти минут, кратко и по делу, ломать голову, чем занять аудиторию дальше.


  Еще одна чисто журналистская фишка - вычитывание и редактирование текста. Поскольку каждый из нас правит как минимум самого себя (а мне довелось и редактором поработать), идет автоматическая проверка любого читаемого текста по части всякой орфографии (в газетах лучше все вычитывать по сто раз, корректура, в чьи профессиональные обязанности это входит, частенько не ловит мышей, да еще как не ловит!) и смыслового содержания. Поэтому иногда, проверяя в два часа ночи контрольные работы студентов, ловлю себя на том, что невольно ищу синоним непонравившемуся слову, перестраиваю плохо звучащее предложение, с досадой отмахиваюсь от нудных повторов одного и того же слова. Жить не мешает, скорее забавляет в тот момент, когда снова ловишь себя на том, что снова влез в шкуру редактора-корректора.





.

Комментариев нет:

Отправить комментарий