суббота, 1 сентября 2012 г.

Приятного чтения!



   Решила возобновить давно позаброшенную традицию и изредка публиковать в блоге цитаты из особенно полюбившихся книг. Сегодня на повестке дня Лев Рубинштейн и его замечательные "Знаки внимания".

 Ну вот, я же предупреждал, что никаких заметок фенолога у меня не выйдет. Да и откуда - там никакого ада никогда не было. Там всегда только один сплошной рай, хотя бы потому, что в этих заметках было все, что угодно, - зверушки да птички, листочки да цветочки, пестики да тычинки, дождички да сосульки, ручейки да сугробы. Много чего было. А людей там не было. А без них какой ад?

   Я уже говорил, и писал, что считаю себя исключительно благодарным путешественником. Мне нравятся все места, где я бываю.
Я знаю, что есть и другие люди, по-моему, не очень счастливые. Они, как правило, придирчиво смотрят скептическим глазом на все, что отличается от привычных им среды и атмосферы. Все, что они видят, слышат, нюхают, едят и пьют, им кажется подозрительным и недружелюбным. Иногда такие люди называют себя патриотами.

   Ненависть - иррациональная и темная - первичнее, чем ее объект. Она не порождается предметом раздражения. Она им только провоцируется. Предмет найдется - была бы ненависть. А она всегда наготове.

  Искусство иногда сознательно, а чаще бессознательно берет на себя функции тех органов общественного организма, которые отказываются работать. Художник ощущает свою ответственность чаще всего интуитивно. Это вопрос не личной отваги, а интуиции, личного темперамента и, извините за пафос, профессионального долга. Он, художник, ничего особенного не делает, он просто заполняет содержанием пустующие сосуды. 

  Гражданин-конформист - это неприятно, но это понятно. Нонконформизм всегда в меньшинстве. Художник-конформист - это, в общем-то, катастрофа. Прежде всего для самого художника.

  Пришлось сказать, что это только кажется,будто читать умеют все, кто знает кириллические буквы и умеет складывать их в слова. Что, по моим наблюдениям, людей, способных воспринимать текст на уровне не только отдельных слов или словосочетаний, но и цельного высказывания, становится все меньше и меньше. Все меньше и меньше становится людей, умеющих воспринимать индивидуальную интонацию и порядок слов в предложении как содержательную категорию.

  Цитата в наше время - куда больше, чем цитата. Согласно распространенному взгляду на современную культуру, ее можно рассматривать как уже готовый, законченный текст. Невозможность прямого высказывания, обреченность на цитату - один из главных мотивов современного искусства. Память жанра, память ритма, память стиля - наиболее интенсивно работающие механизмы современной художественной практики. Не только художественное, но и обиходное речевое поведение - это лишь обмен цитатами. Мы цитируем не только тексты, но и интонации, и стили, и типы сознания. Мы и сами в каком-то смысле ходячие цитаты. Это не хорошо и не плохо. Это данность, с которой можно считаться или нет. Ее можно пытаться преодолеть, но с ней можно и работать.
Во всех счастливых случаях эта работа бывает вполне продуктивной. В каждом несчастливом случае безудержное цитирование оборачивается пагубной и разрушающей  живую и неповторимую душу страстью. Все смеша... Тьфу ты!


Комментариев нет:

Отправить комментарий